Житель дома из тумана

Молоко тумана в сочетании с голыми ветвями многолетних деревянных исполинов рисовало позднюю осень. Поблекшие краски вызывали некую сладкую горечь. Я шел, вслушиваясь как сухая листва шептал под ногами. Ветер покинул эту часть города. Вглядываясь вдаль, я искал дом, который по описанию старика из магазина должен был находиться уже рядом, но туман поглотил все так глубоко, что мое зрение постоянно рисовало сказочные образы.

Силуэт трехэтажных стен вырос из тумана. Вот я и пришел. Старое здание, ставни, беседка. Дверь мне открыла женщина лет сорока в белом поношенном халате.
– А, это наконец Вы. Будьте так любезны, проходите. Его комната на третьем этаже прямо по коридору, самая последняя. Темно серая дверь. Он только что принял пищу. Постарайтесь его не сильно беспокоить.

Скрип ступенек сопроводил меня до самого верха. Поднявшись на третий этаж половицы подхватили симфонию ступенек и провели меня до двери. Я тихо постучался. Дверь была не заперта и от моего легкого стука открылась.
Он сидел в углу возле окна, сквозь которое проник мягкий свет уличного молока и удобно расположился на светло-серых обоях. Комната была небольшая. Панцирная кровать,  тумба с полопавшейся и вздутой сухой бежевой краской. Он сидел на стуле.
Лицо его слегка дрогнуло и появилась некая улыбка, странная, но как мне показалось истинная, что я редко видел за свои годы общения с ними.

– Доброе утро. Не правда ли оно крайне доброе? Как Вы считаете? – спросил он, слегка поерзав на стуле.
– Думаю, настроение утра есть отражение настроения того, кто его встречает. Я рад, что для Вас оно доброе. Как Ваше самочувствие сегодня?
– Вы знаете, я снова их сегодня видел. Они ночью говорили, а с утра куда-то снова улетели. Шелест их крыльев был слышен так отчетливо, что я проснулся. Я даже видел как они улетают.
– Вам снова мерещатся они?
– Мерещатся? Я действительно их вижу, они прилетают по вечерам на деревья, которые окружают наш дом, долго о чем-то говорят, потом засыпают. Бывают их разговоры уносят меня далеко отсюда, рассказы о дальних странах и людях манят меня… я хочу улететь с ними, я их вижу и слышу. Вижу и слышу… больше никто не видит их, и не слышит, только я…
– Вы пытались поговорить с ними?
– Это моя мечта, но я боюсь вспугнуть их, я боюсь, что тогда они покинут меня навсегда и больше никогда не вернутся. О, как я хочу сказать им хоть одно слово… Сказать, что я живу среди слепых зрячих и глухих слышащих… Сказать, что вижу их и слышу. Вы верите, что я говорю правду?

Мое молчание затянулось.

– Эх, Вы как и все. Ваши глаза красивы, но бесполезны, вы тоже не видите. Не видите ничего…

Он слегка заерзал на стуле.

– Они держат меня здесь, считают, что я выжил из ума, считают, что я сумасшедший. Я не виню их, как можно обвинить слепого в неспособности показать, где красный, и где белый. Я им прощаю. Мне здесь хорошо, ведь им открыт весь мир, но они не способны видеть, а я неспособный увидеть мир, способен видеть…. Они существуют… Я слышу как они говорят по ночам, и шелест их крыльев будит меня с утра… Здесь так часто бывает туман, что теряешь осознание реальности…

Женщина сорока лет закрыла за мной двери этого дома. Я отошел от дома. Взглянул на его окно. Воздух был влажен, сухая листва впитала в себя иную жизнь.
Легкий шепот на моем плече. Я обернулся. Тишина. На моем пальто красовалось белое перо.
Шелест крыльев исчез в тумане.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Website

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.